ІНСТИТУТ УКРАЇНСЬКОЇ АРХЕОГРАФІЇ ТА ДЖЕРЕЛОЗНАВСТВА IМ. М.С.ГРУШЕВСЬКОГО НАН УКРАЇНИ 5 страница

В определении предмета изучения истории повседневности как научного направления в современном гуманитарном знании нет согласия. Иногда социологи употребляют как его синонимы описательные характеристики («обычное ежедневное существование», «род/образ жизни», ««то, что обычно делают обычные люди»). Этнографы часто говорят о повседневности , имея в виду «быт» — то есть «традиционные формы личной и общественной жизни», «повторяющееся, устойчивые, ритмичные, стеотипизированные формы поведения».

Главное отличие между традиционными исследованиями быта и изучением повседневности историками лежит в понимании значимости событийного, подвижного, изменчивого времени, случайных явлений, влиявших на частную жизнь и менявших ее. Именно в тривиальной обычности жизни витают мысли и чувства, зреют замыслы, ситуации, рождающие экспериментирование ІНСТИТУТ УКРАЇНСЬКОЇ АРХЕОГРАФІЇ ТА ДЖЕРЕЛОЗНАВСТВА IМ. М.С.ГРУШЕВСЬКОГО НАН УКРАЇНИ 5 страница. Историка повседневности интересует, как это происходит. Этнограф воссоздает быт — историк повседневности анализирует эмоциональные реакции, переживания отдельных людей в связи с тем, что его в быту окружает. Он ищет ответ на вопрос, как случайное становится вначале «исключительным нормальным», а затем и распространенным. В центре внимания историка повседневности не просто быт, но жизненные проблемы и их осмысление теми, кто жил до нас. Поэтому история повседневности в изучении ментальных макро-процессов есть форма историзации коллективного бессознательного в большей степени, нежели этнографическая история конкретно-бытовых навыков и обыкновений. Каковы механизмы возникновения новаций в укорененных и привычных структурах, что заставляет сближаться новые и традиционные формы ІНСТИТУТ УКРАЇНСЬКОЇ АРХЕОГРАФІЇ ТА ДЖЕРЕЛОЗНАВСТВА IМ. М.С.ГРУШЕВСЬКОГО НАН УКРАЇНИ 5 страница и нормы социального действия, почему одни из них устойчивее других — это тоже круг вопросов историков повседневности .

Интерес к «проблемному» предопределяет и выбор тем. Не случайно историки повседневности проблематизирует «этнографию быта» и « историю эмоций» не только основных классов (дворянство, крестьянство, рабочие, предприниматели, священники и т.п.), но и весьма малых, дискредитируемых социальных групп, их «прозу жизни» и переживания. Сопрягая осмысление повседневного с политической культурой личности, история повседневности позволяет выяснить, насколько индивидуальное восприятие человека влияет на его обыденную жизнь, в том числе в сложившейся политической системе.

В отличие от работ культурологических и этнологических, труды по истории повседневности основанные на микро-анализе ІНСТИТУТ УКРАЇНСЬКОЇ АРХЕОГРАФІЇ ТА ДЖЕРЕЛОЗНАВСТВА IМ. М.С.ГРУШЕВСЬКОГО НАН УКРАЇНИ 5 страница, стремятся к меньшей географической и временной локализации. Они обрисовывают часто небольшой регион, малый период времени, но предполагают углубление анализа за счет жизненных историй представителей разных возрастных, профессиональных, половых и других социальных когорт, «сетей»их взаимосвязей и взаимодействий в частной, домашней и внедомашней, производственной жизни.

Если юристов интересует общая официально-правовая регламентация поведения людей, если этнографы выявляют в ней элементы обычного права, то историк повседневности , не упуская из виду этого общего контекста ставит задачей понимание групповых и индивидуальных реакций отдельных людей на существующие в их время правила и законы. Он перепроверяет действенность тех установлений, что были зафиксированы или считались неписаными, определяя ІНСТИТУТ УКРАЇНСЬКОЇ АРХЕОГРАФІЇ ТА ДЖЕРЕЛОЗНАВСТВА IМ. М.С.ГРУШЕВСЬКОГО НАН УКРАЇНИ 5 страница, какие из них соблюдались — а какие нет.



По сложившейся традиции в традиционной науке «быт», «бытовая сфера» противопоставляется (вместе с досугом, свободным временем и т.п.) «труду», сфере производственной. Историки повседневности видят одну из своих задач в изучении каждодневных обстоятельств работы, мотивации труда, отношений работников между собой и их взаимодействий (в том числе и конфликтных) с представителями администрации и предпринимателями, то есть включают производственный быт в сферу повседневного.

В определении методов изучения истории повседневности также нет единства. Традиционно мыслящий историк полагает, что тексты «способны говорить сами» и установив репрезентативность дошедшего до него памятника, старается лишь без искажений привести ІНСТИТУТ УКРАЇНСЬКОЇ АРХЕОГРАФІЇ ТА ДЖЕРЕЛОЗНАВСТВА IМ. М.С.ГРУШЕВСЬКОГО НАН УКРАЇНИ 5 страница его в своем исследовании. Такой истории-повествованию как пересказу сообщенного историк повседневности противопоставляет свой метод работ — вчитывания в текст, размышлений об обстоятельствах высказывания запечатленных в нем идей и оценок, проникновения во внутренние смыслы сообщенного, учета недоговоренного и случайно прорвавшегося.

Фокус анализа историка повседневности — изучение социального с точки зрения индивида, не просто быт — но повседневное сознание и поведение. Индивид в исследованиях повседневности должен быть воспроизведен действующим на жизненной сцене в заданных обстоятельствах (природных, временных, политических), показан определяющим ситуацию, конструирующим — совместно с другими - социальные роли и играющим их. Без выяснения мотивации действий всех актеров «театра жизни» прошлого историку повседневности не понять их. В ІНСТИТУТ УКРАЇНСЬКОЇ АРХЕОГРАФІЇ ТА ДЖЕРЕЛОЗНАВСТВА IМ. М.С.ГРУШЕВСЬКОГО НАН УКРАЇНИ 5 страница объектах исследования (в том числе в авторах тех текстов, которые служат для него источником) - такой историк видит своих со-авторов, ведет с ними диалог, не дистанцируясь, не стараясь сохранить объективность, встать «над» ними.

Специалист по истории повседневья XX в. имеет возможность расширить свою источниковую базу за счет свидетельств еще живущих информантов — то есть использовать метод сбора и записи «жизненных историй » — интервью всех видов (нарративных, полуструктурированных, биографических, лейтмотивных, фокусированных и проч.). Такие «устные истории » становятся для него не просто сбором материала, но созданием нового вида эмпирического материала (собранный воедино он образует т. наз. «вторичный источник»).

Исследователи, не располагающие ІНСТИТУТ УКРАЇНСЬКОЇ АРХЕОГРАФІЇ ТА ДЖЕРЕЛОЗНАВСТВА IМ. М.С.ГРУШЕВСЬКОГО НАН УКРАЇНИ 5 страница возможностями лично и вслух «задать вопрос прошлому», работают с традиционными письменными памятниками. Среди них они выделяют прежде всего эго-документы - биографии, мемуары, дневники и письма. Именно они позволяют понять человека и его поступки в конкретной ситуации, то, что отличает его повседневность — от жизни и поведения других, находящихся в тех же обстоятельствах.

Но у медиевистов и специалистов по более ранней истории , изучающих человека в его «серой обыденности», зачастую нет и эго-документов. Им на помощь приходит этнология, выработавшая приемы понимания чужой культуры путем поиска и анализа символических форм — слов, образов, институтов, поступков, посредством которых люди в рассматриваемых обстоятельствах реально представляли себя самим ІНСТИТУТ УКРАЇНСЬКОЇ АРХЕОГРАФІЇ ТА ДЖЕРЕЛОЗНАВСТВА IМ. М.С.ГРУШЕВСЬКОГО НАН УКРАЇНИ 5 страница и другим людям. В этом случае - работая с самым широким кругом источников — исследователь старается истолковать смыслы и символы, связанные с предметным миром и миром явлений. Через мир близкой к опыту реальности людей прошлого — мир слов, поступков, представлений себя - исследователь повседневности , оперирующий обычным смысловым и понятийным аппаратом современного человека (иного у нас нет!), старается понять жизненные ценности и поступки носителей изучаемой им субкультуры. Пользуясь психологическим приемом вчувствования, историк повседневности представляет свою интерпретацию чужих мыслей и слов, свой транскрипт — «перевод» с чужого эмоционального языка. Потому и сами труды историков, изучающих чужие эмоциональные жизни, стилистически отличны от обычных научных трудов ІНСТИТУТ УКРАЇНСЬКОЇ АРХЕОГРАФІЇ ТА ДЖЕРЕЛОЗНАВСТВА IМ. М.С.ГРУШЕВСЬКОГО НАН УКРАЇНИ 5 страница неравнодушием, эмпатией, сопереживанием рассказываемому.

Этнографический и социологический методы включенного наблюдения «работают» и у историков, если исследователю удается, например, собирая факты, «вести наблюдение» за автором текста, подтягивая информацию из иных источников о контексте написания нарратива этим человеком (его возрасте на тот момент, семейной ситуации, психологическом настрое).

Исследовательский процесс изучения повседневности предполагает объединение отдельных элементов в единую систему. В собранном однородном материале источников (записях судебных процессов, автобиографиях агитационных брошюрах и т.п.) выделяются отрывки текста (т. наз. «секвенции»), которые структурируются по темам «факт», «контекст», «субъективная значимость для индивида», и в дальнейшем формализованный материал подвергается новому анализу с точки зрения повторяемости встреченной ІНСТИТУТ УКРАЇНСЬКОЇ АРХЕОГРАФІЇ ТА ДЖЕРЕЛОЗНАВСТВА IМ. М.С.ГРУШЕВСЬКОГО НАН УКРАЇНИ 5 страница информации. Большим подспорьем для «миро-историка» повседневности является возможность сравнить получаемые им выводы для определения степени типичности ситуации или реакции, но она представляется историку не всегда.

В современной российской исторической науке история повседневности возникла на волне очевидного самоисчерпания позитивистских приемов работы с источниками и устаревания прежних объяснительных парадигм (марксистской, структуралистской). Но, несмотря на это, она так и не смогла занять пока прочных позиций в университетах, не говоря уже о системе школьного образования.

ПОЗИТИВИЗМ

В 30—40 гг. XIX в. возникает и широко распространяется философия французского мыслителя Огюста Конта (1798— 1857). Она получила название философии позитивизма. Возникнув во Франции, позитивизм затем разрабатывается в Англии, Германии и ІНСТИТУТ УКРАЇНСЬКОЇ АРХЕОГРАФІЇ ТА ДЖЕРЕЛОЗНАВСТВА IМ. М.С.ГРУШЕВСЬКОГО НАН УКРАЇНИ 5 страница других странах Западной Европы. Проявляют к нему интерес и мыслители в России.

В первоначальном толковании Конта позитивизм означал требование к философам исследовать позитивное (положительное) научное знание как философское. Конт считал необходимым выработать такое философское знание, которое было бы ни материалистическим, ни идеалистическим. В этих целях, отмечал он, предстоит построить систему «положительного» знания, которое должно быть бесспорным и точным, опирающимся исключительно на факты. Построение такой системы возможно лишь, считал Конт, при создании научного метода познания, позволяющего находить и создавать систему этого положительного философского знания.

Возникновение позитивизма было теснейшим образом связано с успехами различных наук — математики, физики, химии, биологии. Наука становилась ІНСТИТУТ УКРАЇНСЬКОЇ АРХЕОГРАФІЇ ТА ДЖЕРЕЛОЗНАВСТВА IМ. М.С.ГРУШЕВСЬКОГО НАН УКРАЇНИ 5 страница все более популярной, оказывала огромное влияние на умы людей. К тому же в это время началось развитие науки как специфического нового социального института: она почти полностью освободилась из под опеки церкви, ее идеи получали все большее общественное признание.

Основоположним принципом історичного пізнання позитивізм вважав об'єктивність дослідження. Заради дотримання об'єктивності його прихильники готові були пожертвувати широкими теоретичними узагальненнями. Тому позитивістську історіографію часто звинувачують в емпіризмі.

Досить швидко стала очевидною обмеженість позитивістської історіографії. У відповідь її адепти обгрунтували позитивістське бачення суті історичного дослідження: позитивісти твердили, що завданням історика є збирання, відбір і критика фактів. Вони виходили з переконання, що джерело ІНСТИТУТ УКРАЇНСЬКОЇ АРХЕОГРАФІЇ ТА ДЖЕРЕЛОЗНАВСТВА IМ. М.С.ГРУШЕВСЬКОГО НАН УКРАЇНИ 5 страница – це "вікно, відкрите в минуле", і дослідник без затруднень може через це вікно заглянути в минуле. Такий підхід зводив історію до рівня фіксації і обробки документів, що привело її до методологічної кризи.

Першим виступив проти крайнощів натуралізму позитивістської соціології і історіографії німецький філософ В.Дільтей (1833–1911) – автор "Вступу в науки про дух" (1883), теоретик "філософії життя".

ДО ПИТАННЯ ПРО МЕТОДОЛОГІЧНІ ЗАСАДИ РАДЯНСЬКОЇ МЕТОДОЛОГІЇ (АЛЕ НЕ ВСЕ!)

В.Г. КОСМИНА


documentbaanllp.html
documentbaansvx.html
documentbaaoagf.html
documentbaaohqn.html
documentbaaopav.html
Документ ІНСТИТУТ УКРАЇНСЬКОЇ АРХЕОГРАФІЇ ТА ДЖЕРЕЛОЗНАВСТВА IМ. М.С.ГРУШЕВСЬКОГО НАН УКРАЇНИ 5 страница