СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница

//-- ВЕСТВУД, 11:03 ВЕЧЕРА --//
Машина полицейского номер 1-Л-19 миновала Сепульведу, держа курс ка Массачусетс. Терминатор двигался медленно, тщательно прочесывая темное безлюдное пространство двойными камерами инфракрасного излучения. Его излучатели проникали в пустые салоны припаркованных машин. Он нащупывал цель.
Сквозь шум помех в радиопередатчике прорвался голос полицейского диспетчера.
– Всем постам! Всем постам! Подозреваемая машина замечена на автостоянке в Колби…
Терминатор молниеносно развернулся на середине улицы, полоснув бортом красный «фольксваген», в котором пятеро сильно подвыпивших тинэйджеров возвращались с концерта Ван Халена.
«Фольксваген», прижатый к пешеходной дорожке, не сбавляя скорости, вырулил на тротуар и врезался в старый дуб, отчего передняя часть машины смялась, точно тонкий лист фольги СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница.
– Твою мать! – заорал в отчаянии подросток-водитель. – Мало этим легавым, что они без конца достают тебя, теперь еще и тачку твою достали.

//-- ЗАПАДНЫЙ ЛОС-АНДЖЕЛЕС, 11:06 ВЕЧЕРА --//
Риз с размаху ударил прикладом «ремингтона» по блоку зажигания внушительного «кадиллака-эльдорадо». С третьего удара рулевая колонка раскололась. Он вынул цилиндр, покрутил в руках. Ерунда. Ничего сложного. Он не раз проделывал подобное. Отшвырнул цилиндр, вставил что-то в замок зажигания. Полоборота по часовой стрелке – и мотор завелся. Риз дал ему согреться и выключил. Посмотрел на Сару, казавшуюся такой маленькой на слишком просторном переднем сиденье. «ЛТД» они бросили внизу и поднялись наверх СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница, пробираясь между рядами машин, пока Риз не выбрал подходящую.
На первом этаже вокруг оставленного ими седана роились черно-белыми шмелями полосатые патрульные машины. Две поднялись этажом выше и начали последовательный обход здания, просвечивая прожекторами каждый квадратный метр стоянки и проверяя пространство между рядами транспорта.
В суматохе никто не обратил внимания на сновавшую по гаражу машину полицейского под номером 1-Л-19, за рулем которой находился человек, не имевший отношения к полиции.
Луч прожектора упал на ближний ряд машин. Риз знаком приказал Саре пригнуться. Свет хлынул в переднее стекло «кадиллака». Риз и Сара прижались к полу, вынужденная близость связала их невысказанными порывами. Она СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница почувствовала на своей щеке его горячее дыхание, ее лицо кольнула щетина. Мерное гудение двигателя машины усиливалось, как будто она вплотную подошла к ним сзади. Они замерли, прильнув друг к другу, но светлая дорожка перекинулась на соседний ряд. Шум двигателя удалялся.
– Но почему именно я? – тихо опросила Сара. – Зачем ему убивать меня?
Он приблизил губы вплотную к ее уху и заговорил сдавленным, прерывавшимся от напряжения шепотом. С чего начать? Как объяснить человеку из прошлого, что произойдет с людьми спустя сорок лет?
– Это долгая история, – наконец произнес он.
– Все равно, расскажи.
Риз чуть отстранился. Запах ее волос мешал ему думать.

– Через СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница сорок лет у вас тут начнется война. Атомная война. И все это, – он обвел рукой машину, имея в виду города, страны, целый мир, – погибнет.
Сара посмотрела ему в глаза и поняла, что он говорит правду. Война была. Или будет? В его жесте, в словах, выражении, с которым они были сказаны, она прочла неотвратимое.
Сара не двигалась. Риз продолжал по-солдатски резко:
– Выжили немногие. В нескольких районах земного шара. Никто не знал, что спровоцировало ядерный удар.
Он пытливо вглядывался ей в лицо. Понимает ли? Верит ли?
– Войну начали машины.
– Не понимаю.
– Оборонная компьютерная сеть. Новейшая система, которой военные полностью СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница доверяли. Она контролировала все производство и разработку вооружений. Работала, говорят, отлично. Без единого сбоя. Принципиально иной уровень интеллекта. Система усмотрела в людях прямую угрозу своему существованию и в считанные секунды решила судьбу человечества. Полная ликвидация.
Он промолчал. Бросил быстрый взгляд на Сару, как бы оценивая впечатление, произведенное его словами. Когда он снова заговорил, голос его утратил присущую ему суровость – теперь он рассказывал ей о глубоко сокровенном.
– Войну я не помню. Родился уже после нее. Трудное было детство, голодное. Укрывались в развалинах. Прятались от летающих «охотников-убийц».
– От чего прятались?
– Летающие «охотники-убийцы» – это поисковые машины серийного производства. Сами машины СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница и предатели из людей, перешедшие на их сторону, сгоняли уцелевших на работы или заключали в концлагеря для дальнейшего использования.
Риз закатал до локтя рукав своей рубашки. Сара онемела от изумления, впившись взглядом в десятизначный номер, вытравленный на коже. Под цифрами была наколота сетка тонких вертикальных черточек. Сетка, похожая на кассовый код товара в больших супермаркетах. Она осторожно провела пальцем по его руке.
– Выжжено лазером, – спокойно пояснил он.
Человек, сидевший рядом с ней, оказывается, прошел ад, созданный машинами на земле для людей. Ад, в котором судьбу человека решали механизмы, метившие людей, словно товар для продажи.
– Для использования на работах оставляли СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница немногих. Убирать трупы, например. Команды ликвидаторов день и ночь прочесывали развалины. Те, кто в них укрывались, жили на волосок от гибели. Риз вытянул указательный и большой пальцы и показал крошечный зазор между ними.
Он опустил рукав рубашки и принялся перезаряжать свой ремингтон.
– Однажды появился человек, великий человек, – благоговейно добавил он, – который помог всем нам выжить. Мы существовали впроголодь, ютились в развалинах, но не сдавались. Мы набирали силу. Он научил нас сопротивляться и по-настоящему воевать.



Уничтожать заградительные электрические провода концлагерей, превращать убийц в груду металлического лома. Он повернул вспять историю человечества, стоявшего на краю пропасти.
Риз едва сдерживал волнение.
– Имя СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница этого человека Джон Коннор. Твой сын, Сара. Не родившийся еще сын.
Эти слова бомбой взорвались в ее истерзанном сознании, цеплявшемся за остатки распадавшегося на части мира. Неправда!
Неправда!
Она не помнила, сколько времени прошло, как вдруг почувствовала на своих плечах его сильные руки, крепко обнимавшие ее. Открыв глаза, она встретила его взгляд, в котором было такое неподдельное страдание, что все сомнения исчезли. Она поверила всему, что он говорил ей, кроме этих, последних слов, не имевших для нее никакого смысла. Она, Сара, и вдруг мать несуществующего ребенка, которому суждено жить в другом времени? В сравнении с этим более реальными представлялись СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница даже апокалиптические видений конца цивилизации, гибели народов, разрушенных в пыль ядерными взрывами. Она уже была не в состоянии воспринимать, думать, оценивать. Просто смотрела на него расширенными от изумления глазами.
– Нет, – решительно заявила она. – Это неправда.
Позади «эльдорадо» расцвела ослепительная вспышка. Риз мгновенно обернулся. Заднюю часть машины вновь осветило светом фар, но тот, кто сидел за рулем машины, полицейским быть не мог. Риз толкнул Сару, они вместе скатились под сиденье. Заднее стекло «кадиллака» разлетелось вдребезги от мощной очереди из автомата «СПАС-12».
Риз лихорадочно заводил мотор. Новая очередь. Пули свистели в салоне, прошивая его насквозь, застревали в ветровом щитке. Сара вскрикнула, зажмурилась и СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница обхватила голову руками. Риз нажал на газ, включил передачу и рывком тронулся с места.
Терминатор действовал стремительно, опережая решения Риза. Риз только дал газ, а Терминатор уже гнал свою машину вдоль параллельного прохода, чтобы выскочить наперерез. Черно-белый патрульный автомобиль и массивный «кадиллак» наперегонки мчались к выходу. Риз вел машину вслепую. Не рискуя показываться в окне, он сидел, пригнувшись, под щитком приборов. Он выжал сорок пять миль в час и продолжал неуклонно набирать скорость. Покатая дорожка выезда летела на него, приближаясь с каждой секундой. Эхо далеко разносило визг восьми покрышек и завывание двух мощных двигателей.
Риз приподнялся, выглянул СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница в окно и увидел, что Терминатор обогнал его и теперь идет на перехват. Из окна патрульной машины торчало дуло автомата, направленное на водительское место «кадиллака». Риз пригнулся еще ниже, и стекло над его головой разлетелось, пробитое градом пуль. Не поднимаясь, Риз выхватил свой автомат и выставил его в боковое стекло над головой Сары. Выстрел громыхнул в трех дюймах от уха девушки. Пуля угодила в заднюю дверь полицейской машины. Риз приготовился к ответному залпу. Он вывернул руль и бросил огромный «кадиллак» навстречу полицейской машине. Обе машины теперь шли борт к борту, продолжая безумную гонку к выходу. Полицейская машина зацепила СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница бортом заднее крыло соседнего «шевроле» и отстав от «кадиллака», закрутилась на месте.
Наводнившие гараж полицейские слышали стрельбу. Кто-то даже видел, как по уклонной спуска молниеносно пронесся «кадиллак», который выскочил на проспект Колби. Все с облегчением и гордостью отметили, что на хвосте у преступника висит свой парень. Патрульный под номером 1-Л-19.
Все шестнадцать полицейских машин потянулись к выходу. Риз вылетел на проезжую часть со скоростью сорок миль в час. Он едва миновал большой многоквартирный дом, а цифра на спидометре уже перевалила за 80 и продолжала расти.
Сара выглянула из-за щитка приборов, под прикрытием которого она держалась все это время, и посмотрела СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница на дорогу сквозь зияющее отверстие на месте заднего стекла. Она тоже видела, как машина Терминатора отделилась от стоянки и устремилась за ними. Настоящие полицейские со своими мигалками и воем сирен тащились сзади Терминатора.
Терминатор быстро сокращал расстояние между ними. Случайные водители торопились увернуться от двух, затеявших безумную гонку, машин, занимавших все четыре дорожки.
Новая очередь Терминатора прошила корпус «эльдорадо». Риз старался, как мог, выжимая из машины все. Терминатор продолжал дырявить «кадиллак» очередями.
Настал момент, когда Ризу надоело обороняться и уходить. Он схватил с пола брошенный рядом автомат.
– Садись за руль, – крикнул он Саре.
Он высунулся в окно и СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница перекинул ствол автомата на крышу «кадиллака». Долю секунды Сара в недоумении смотрела на руль. Машина неслась по автостраде на скорости восемьдесят миль в час. Делать нечего. Рычаг переключения передач она найти не смогла. Что ж, вперед на полной скорости! Быть может, все обойдется.
Риз по пояс высунулся в окно и целился в преследователя. Терминатор вильнул в сторону, но так и остался висеть на хвосте у бешено ревущего «кадиллака».
Ветер обдавал Ризу лицо, трепал волосы. Он прицелился и выстрелил. Первая пуля пробила переднее стекло полицейской машины. Вторая вошла в обшивку. Терминатор не сбавил скорость. Следующий заряд разнес водительское стекло, киборг СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница нагнулся, защищая голову, и прижал автомобиль к ограждению шоссе. В воздух взметнулся столб искр. Проделав головокружительный Вираж, он понесся дальше на скорости курьерского поезда.
Сара осмотрелась и вдруг поняла, что «кадиллак» вылетел с автомагистрали на проселочную дорогу, упиравшуюся в глухую стену. Она окликнула Риза, но в машине торчали только его ноги. Он висел в окне. Ветер отнес ее слова в сторону. Стена неумолимо неслась прямо на них.
Сара не помнила, как это вышло, но она схватилась за рычаг переключения передач и изо всей силы рванула его назад. Коробка передач затрещала, запахло жженой резиной.
Прицельным выстрелом Риз угодил Терминатору в СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница плечо. Киборг дернулся. Он потерял несколько секунд, восстанавливая равновесие систем, и слишком поздно заметил надвигающуюся каменную преграду.
Сара втянула Риза в кабину и вывернула руль вправо. Колеса заскрежетали по гравию, и «эльдорадо» встал, как вкопанный, в футе от стены.
Терминатор врезался в стену на скорости восемьдесят две мили в час. Полосатая, черно-белая машина съежилась, точно гармошка. Первыми погасли видеокамеры, затем от сильного удара вышли из строя остальные системы микропроцессора.
Сара бросила взгляд в боковое стекло. Штук двадцать патрульных машин стягивались вокруг них в плотное кольцо. Полицейские окружили «кадиллак-эльдорадо», прикрываясь распахнутыми дверцами автомобилей, словно щитами и СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница держа их обоих под прицелом автоматов.
Первым пробуждением Риза было схватиться за «ремингтон», но Сара оттолкнула его.
– Нет, Риз, нет! – воскликнула она. – Они убьют тебя.
Он смотрел поверх ее головы в направленные на них дула. Безусловное превосходство в огневой силе на стороне полиции. Нечего и думать совладать с таким количеством стволов. Но он не может бездействовать. Он должен драться. Отдать Сару в руки полиции? Нет уж. Интересно, а Терминатор уничтожен или нет? Оттуда, где они стояли, разбитую машину Терминатора видно не было.
В глазах у Сары были тревога и страх. Риз с удивлением осознал, что тревожится она за него.
– Прошу тебя, не СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница делай этого, – умоляла она.
Риз нехотя выпустил приклад ремингтона, и Сара поторопилась отшвырнуть автомат подальше.
– Эй вы там, в «кадиллаке», – раздался грубый окрик офицера. – Руки! Быстро!
Сержант Кайл Риз подчинился и поднял руки. В следующую секунду их с Сарой вытащили из машины. Заключенных в наручниках отвели в сторону. Двое полицейских занялись осмотром искореженной машины патрульного под номером "1-Л-19".
– Невероятно, но там никого нет, – недоумевающе произнес один из них.
«Что это значит?» – подумала Сара. Она видела, как Риз стремительно обернулся назад: он должен был сам убедиться в том, что машина пуста.
Ответ, которого ждала Сара, был написан на его СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница лице. Суровая складка губ сказала ей, что им еще предстоят испытания.

ДЕНЬ ВТОРОЙ

//-- ПОЛИЦЕЙСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ЛОС-АНДЖЕЛЕСА, ОТДЕЛ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАН, 1:06 НОЧИ --//
Сара сидела в кабинете Трэкслера и напряженно разглядывала рисунок из ткани, что обтягивала кушетку. Словно из тумана до нее доносились чьи-то шаги и обрывки телефонных разговоров – полицейский участок жил своей жизнью. Предметы в комнате то и дело начинали расплываться – это на глаза ее снова и снова набегали слезы.
Ей совсем не хотелось думать о том, что час назад сообщил ей лейтенант Трэкслер. Но она знала: отныне мысли об этом будут преследовать ее всю жизнь.
Вошел Трэкслер, осторожно неся два СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница стаканчика с кофе. За ним следом – еще один мужчина. Лысеющий и розовощекий толстяк, в проницательных глазах поблескивает тревожный огонек. Трэкслер медленно приблизился к Саре. Он сразу увидел круги у нее под глазами – она еще не пришла в себя от потрясения.
– Все в порядке, Сара?
Сара едва заметно кивнула, стараясь ни на кого не смотреть.
– Вот, выпейте, – предложил Трэкслер.
Она послушно взяла из его рук стаканчик, глотнула кофе, потом уставилась в какую-то точку в пространстве.
– Лейтенант, – спросила она безжизненным голосом, – вы уверены, что это они?
Трэкслер медленно кивнул. Сара заглянула в его глаза, ища в них хотя СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница бы намек на сомнения.
– Мне стоит взглянуть… на тела. Может быть, это не…
– Их уже опознали. – Эта часть разговора была Трэкслеру неприятна. Скорее бы перейти непосредственно к делу. – Никаких сомнений нет, – как обычно, добавил он.
Перед мысленным взором Сары возникли изуродованные тела Джинджер и Мэтта, ее единственных друзей, ее «семьи» – они лежат в луже крови в гостиной. Их больше нет. Их вырвали из ее жизни с корнем, навсегда. Значение происшедшего только сейчас стало доходить до нее в полной мере, и она ощутила физическую боль.
– Боже мой… Джинджер… девочка моя. – Она едва слышала собственный голос. – Прости меня…
Рука ее дрогнула СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница, и дымящийся кофе едва не вылился ей на колени, но Трэкслер успел выхватить у нее стаканчик.
– Сара, – он указал на тучного толстяка, стоявшего у двери. – Это доктор Силберман.
– Здравствуйте, Сара, – сказал Силберман с наигранным дружелюбием, за которым скрывалось полное равнодушие. Сара взглянула на него сквозь дымку, застилавшую ей глаза.
– Пожалуйста, расскажите ему все, что вы узнали от Риза, – продолжал Трэкслер. – Окажите мне такую услугу.
– Хорошо, – прошептала она почти беззвучно. – Вы доктор?
– Психолог-криминалист, – ответил он. Похоже, малоприятный тип, решила Сара. Хотя свое дело, наверное, знает, а ей так нужны ответы на мучившие ее вопросы… Почему ее нормальную, спокойную жизнь вдруг СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница в одночасье превратили в какой-то кошмар? Почему Джинджер и Мэтт лежат в луже крови? Почему кто-то хотел убить ее, Сару? Неужели Риз прав, и это не просто какая-то дикая случайность, а ее, Сары, вина?
– Риз сумасшедший? – спросила Сара, не отводя глаз от невозмутимой физиономии Силбермана.
– Как сказать, – произнес он нараспев. – Именно это мы и хотим выяснить, правда?
Руки Риза были плотно стянуты за спиной и прикованы наручниками к задним ножкам стула. Перед ним стоял простой деревянный стол с черной пластмассовой пепельницей; со стены напротив смотрело большое зеркало.
Боль между лопатками усиливалась. Но он не обращал СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница на нее внимания. Так даже лучше. Она была вполне терпима и помогала не вникать в смысл вопросов, которые задавал высокий худощавый человек, ходивший по комнате из угла в угол.
Вукович остановился прямо за спиной пленника и посмотрел на затылок Риза. Наверное, сильно болит, но мышцы шеи расслаблены, значит, боль переносит хорошо. Крепкий орешек. Вукович медленно обошел стол и взглянул угрюмому парню в глаза. Лицо пленника ничего не выражало. Абсолютно ничего. Точка. Да, странновато. Не по нутру мне эти странные, подумал Вукович.
– Ладно, приятель, – заговорил он. – Начнем по порядку. Ты давно знаешь Сару Дженет Коннор? – Риз продолжал смотреть на стену за СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница спиной Вуковича и считать дырочки в одной из плит. Он насчитал 138.
– Кайл Риз, – повторил он бесстрастным резковатым голосом. – Сержант, связист, номер ДН-38…
– …416, – закончил за него Вукович. – Твой дурацкий номер я уже знаю. – Он уселся напротив Риза и наклонился к нему через стол – лицо его оказалось в нескольких дюймах от лица молодого человека. – Может, хватит играть в героев? Мы знаем, что ты – человек не военный, ни в каком воинском подразделении не числишься. Вообще нигде не числишься… Насколько нам на сегодня известно.
Вукович закурил «Кэмел».
– Не нравится мне это. Совсем не нравится. Похоже, мы проведем в этой комнате много времени СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница, а я в таких случаях частенько выхожу из себя.
Риз слушал Вуковича вполуха. Мысли его бродили далеко. Он думал о задании. О Саре. Эти парни будут делать все возможное, чтобы свести ее в могилу. Нет, допустить этого нельзя.
– Где Сара Коннор? – внезапно спросил Риз.
– О ней можешь не беспокоиться. Побеспокойся лучше о себе, – ответил Вукович тоном сильного. Но обоим было ясно, из этих двоих сильней тот, что прикован к стулу.
– Где… она? – прорычал Риз.
– В безопасном месте.
– Она умерла, – произнес Риз бесстрастным голосом и переключил внимание на плиту за головой Вуковича. Тот почувствовал, что потерял инициативу в разговоре СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница, но не мог понять, как это произошло. Его охватил гнев.
– Слушай, ты, умник… – начал он, но оборвал себя на полуслове, потому что дверь в комнату открылась.
На пороге стоял Силберман. Психолог окинул мужчин быстрым взглядом, учуял в воздухе враждебность и натянуто улыбнулся.
– Мирно беседуем, джентльмены? – спросил он и взглянул на Вуковича. – Теперь мой черед, сержант.
– На здоровье, – с отвращением буркнул Вукович и неторопливо вышел из комнаты.
В холле его ждал Трэкслер.
– Ну? – спросил он.
– Об такого можно зубы сломать.
– Вот как? – произнес Трэкслер без всякого удивления. Он бросил в рот новую полоску жевательной резинки и закурил сигарету. – Ладно, подождем, что будет СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница дальше.
Они вошли в соседнюю комнату, маленькую и темную, как чулан. В углу на тележке стоял старый видеомагнитофон, к нему была подсоединена видеокамера, направленная через стекло-зеркало на Риза и Силбермана. Тут записывались всевозможные признания и заявления. Правда, с этим Ризом они, скорее всего, провозятся впустую. Два детектива встали напротив стекла.
Со стороны казалось, что Риз не обращает на толстяка никакого внимания. Но на самом деле Риз решил, что Силберман начальник – важная фигура никогда не появится первой.
Силберман плюхнулся на свободный стул. Вытащил пачку «Мальборо» и трижды громко стукнул ею по столу – это был условный сигнал. Вукович включил видеомагнитофон.
– Кайл СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница Риз, – задумчиво начал Силберман. – Я могу называть вас по имени?
Риз не ответил.
– Я доктор Питер Силберман. – Он сделал паузу, потом сочувственно улыбнулся. – У вас была нелегкая ночь. Вам что-нибудь нужно?
Он предложил Ризу сигарету, поднеся ее близко к его лицу. Никакой реакции. Даже глазом не моргнул. Интересно, подумал Силберман и глянул в запись, допроса.
– Я вижу, вы человек военный. Сержант, связист. Серийный номер ДН-38416…
– Катитесь вы с вашими штучками! – рявкнул Риз.
Силберман быстро вскинул голову. Глаза парня горели гневом. Что ж, попробуем по-другому.
– Ладно. Начнем сначала. Тут все считают, что вы свихнулись.
– Мне плевать, что они СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница считают.
– Нет, глупыш. Так можно доплеваться.
Риз метнул в Силбермана ненавистный взгляд. Вот так-то лучше, похвалил себя Силберман.
– Поставьте себя на их место, – сказал он. – Что им остается подумать?
– Я пока не на их месте, а на своем, – ответил Риз спокойным голосом.
– Тогда убедите меня, что они ошибаются, – предложил Силберман.
Риз отвернулся и снова принялся считать дырочки на плите.
Силберман и не думал отступаться. Надо подбросить кое-что из рассказа этой Коннор, может, что-то удастся выудить таким путем.
– Хорошо, – сказал он. – Поговорим о вашем задании. Вы с ним не справились. Через несколько минут Сара Коннор отсюда СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница выйдет. Она, но не вы. Вы останетесь здесь. Вы уже вне игры. – Он смолк и взглянул на угрюмое лицо, смотревшее куда-то в сторону. – Вот о чем следует подумать.
– Зачем? – холодно спросил Риз.
– Затем, друг мой, что вы не очень-то ей поможете, если останетесь прикованным к стулу.
Силберман почувствовал – дело стронулось с мертвой точки. Пусть парень думает, что он, Силберман, верит его выдумкам. Притворившись, будто он озабочен судьбой Риза, Силберман наклонился к нему.
– Откройтесь мне. Возможно, я сумею убедить их принять нужные меры предосторожности. Помогите мне, и я помогу вам.
– Вы не сумеете ее защитить, – сказал Риз СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница.
– А вы?
Вспыхнув, Риз перевел взгляд на толстяка-психолога. Гнев уступил место чувству вины. Ведь толстяк прав – он все испортил. Силберман продолжал кружить над своей жертвой, точно опытный ястреб.
– Стоит утаить какой-то важный факт – и Сара может оказаться в безвыходном положении. Помогите нам.
Риз медленно кивнул. Да, надо соглашаться; если он их убедит, они помогут ему остановить Терминатора.
– Я расскажу все, что знаю.
– Прекрасно. Вы – истинный солдат. – Силберман позволил себе победоносно улыбнуться. – В каком подразделении вы воевали?
– В сто тридцать втором, под командованием Перри. С двадцать первого по двадцать седьмой годы.
– Вы имеете в виду двадцать первый век? – перебил его СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница Силберман.
Вот это да! Он на такое и не рассчитывал.
В соседней комнате, по ту сторону зеркала-стекла, Трэкслер погрузился в глубокое раздумье, стараясь из кусочков головоломки выстроить одно целое. Вукович же просто ловил кайф – все равно, что подглядывать за девушками в душе. «Вы имеете в виду двадцать первый век?» – услышали они вопрос психолога.
Трэкслер перестал жевать резинку и подался к стеклу.
– Вот это клево! – фыркнул Вукович.
Риз глянул в зеркало – он знал, что за ним наблюдают, – потом снова на Силбермана.
– Да, – ответил он. – Пока не кончились военные действия в Орегоне и Нью-Мексико. Потом меня перевели СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница в службу разведки и безопасности, под начало Джона Коннора.
– Кто был вашим противником? – спросил Силберман.
– Небесная Сеть. Это компьютерная система обороны. Ее разработала для системы ПВО группа «Кибердайн».
– Понятно. – Силберман с серьезной миной кивнул и что-то записал. Это не просто хорошо, это – то, что надо.
– Они послали сюда боевую единицу, Терминатора, чтобы помешать Джону Коннору, – объяснил Риз.
– В каком смысле помешать? – просил Риз.
– Помешать родиться на свет.
Силберман задумчиво почесал щеку. Взглянул на лежавший перед ним отчет и пробежал глазами некоторые строки из рассказа Сары Коннор.
– Точнее, этот компьютерный центр… считает, что сможет победить, стоит лишь уничтожить мать СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница противника, то есть предотвратить его зачатие. Воздействие на настоящее путем изменения прошлого?
– Да.
За зеркалом Вукович негромко рассмеялся.
– Ну, от этого Силбермана сдохнуть можно. – В изумлении покачав головой, он повернулся к своему погруженному в мысли боссу.
– А здорово он на прошлой неделе расколол того малого – взял и сжег его овчарку. Сначала поиздевался над ней, потом…
– Заткнись, – буркнул Трэкслер, разворачивая новую полоску жевательной резинки. В соседней комнате Риз продолжал свой рассказ.

– У них не было выбора, – говорил он. – Их защитная система рухнула. Мы уничтожали ее основную структуру. Мы победили. Взять в плен Коннора на том этапе не имело бы смысла. У СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница Небесной Сети был единственный выход: сделать так, чтобы Джон Коннор вообще не появился на свет.
Риз замолчал. Силберман поднял голову от записей «Продолжай», – мысленно молил он. Но сам лишь улыбнулся и спросил:
– А дальше?
– Мы захватили их лабораторию, – усталым голосом продолжал Риз, вспоминая радостные мгновения победы, – и нашли оборудование, которое позволяет совершить скачок во времени. Но Терминатора они уже через него пропустили. Меня послали на перехват, а весь лабораторный комплекс уничтожили.
– Как же вы вернетесь?
– Я не вернусь, – со спокойствием обреченного ответил Риз. – Вернуться назад невозможно. И попасть оттуда сюда – тоже. Нас только двое – он и я.

//-- ГОСТИНИЦА «ПАНАМА», 1:09 НОЧИ СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница --//
Тень среди теней, Терминатор беззвучно и не спеша взбирался по пожарной лестнице к своему окну на втором этаже. Он старался не пользоваться поврежденной правой кистью – прежде надо определить, велик ли урон, понесенный в первом бою.
На то, чтобы вернуться с места катастрофы в гостиницу, киборгу потребовался почти час.
Первые две мили он прошел пешком, позволяя всем системам работать на полную мощность – следовало оценить их состояние. Помимо кисти, почти полностью заплыл левый глаз. Функции зрения как будто сохранились. Но вспухли прилегающие ткани, и глаз перестал видеть.
Терминатор толкнул створку окна и проскользнул в номер.
Он быстро обследовал СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница черное нутро комнаты. Все на своих местах. Никто здесь не появлялся. В один шаг оказался у противоположной стены крохотного номера и зажег единственную лампочку над грязным умывальником. В ее тусклом свете он оглядел себя.
Бровей не было – огонь спалил их начисто. От волос осталась лишь обуглившаяся щетина. Левая глазница превратилась в болтающиеся лоскутья красноватой плоти. Там и сям в ней – осколки стекла. Семь пулевых и несколько рваных ран на плечах, груди и руках, рваные дырки в туловище, наполненные сгустками крови и дробью 12 калибра. Датчики внутреннего состояния показывали, что повреждения бронированного остова несущественны.
Единственная серьезная проблема – кисть. Пуля из ружья СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница пробила верхний слой кожи и угодила в служебную систему управления.
Киборг тщательно разложил свои инструменты на складном столике около раковины. Быстро сорвал обгоревшие остатки куртки и швырнул ее в угол. Затем сел и осторожно положил раненую руку на крышку стола.
С рукой плохо. Гораздо хуже, чем кажется на первый взгляд. Остатки кожи вокруг раны напоминали цветом швейцарский сыр и были залиты кровью.
Терминатор сохранял полное спокойствие.

Понятие боли не считалось существенным. Важны лишь функции, влияющие на боевые качества. С выражением легкой сосредоточенности на лице киборг выбрал нож «Х-Акто» и, не теряя самообладания, сделал шестидюймовый надрез вдоль внутренней стороны руки, между кистью СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница и локтем. Прихватив лоскуты кожи зажимами-гемостатами, он заглянул в обнажившуюся полость.
Покопавшись там пальцами, он вскоре выяснил, что произошло: был рассечен один из кабелей в жгуте гидравлической и механической подводки.
Киборг вытер кровь и, пользуясь здоровым глазом, начал терпеливо разбирать поврежденный участок с помощью крошечной отвертки. Если бы Терминатора запрограммировали на мурлыканье, он бы сейчас обязательно замурлыкал.
Вскоре поврежденный кабель был полностью отключен, его функция передана запасной гидравлической системе, разрез наглухо заштопан. Без этого кожа все время смещалась бы взад-вперед, что привело бы к преждевременному омертвлению тканей, гангрене и ненужному вниманию со стороны общества.
Стоя над СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница засаленной раковиной. Терминатор обследовал заплывший глаз. Линзы не пострадали. Зрение ухудшилось только потому, что глаз закрыла вздувшаяся и вывернутая наизнанку плоть. На наведение порядка уйдет не много времени.
Терминатор ввел в окровавленную глазницу лезвие «Х-Акто», сделал несколько ювелирных надрезов и извлек поврежденные склеру и роговую оболочку. С легким хлюпаньем они упали в раковину и немедленно уплыли в сток, оставив едва заметный розовый след.
Терминатор приложил к глазнице платок, вытер кровь. Открылась сфера из хромовидного сплава – она висела в металлической глазнице на крохотных сервоприводах, за противоударными линзами поблескивала видеотрубка с высокой разрешающей способностью. Линзы функционировали сносно. Но как объяснить их СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница диковинный вид? Впрочем, Терминатор особой разговорчивостью не отличался.
Из сваленной в кучу одежды и оборудования он выудил солнечные очки и надел их. Они имели выпуклую форму и плотно прилегали к глазницам. Под ними скрылся не только поврежденный глаз, но и часть исковерканной плоти.
Далее Терминатор принялся за раны в области груди и брюшины, подтянул снабженную клапаном ткань и закрыл ею щиток торса-остова из суперсплава, заштопал суровой ниткой. Пришлось повозиться в местах стыковки плеча, между кожухом осевого привода и ключичным звеном. Там, по большей части, оказалась дробь, затруднявшая движение. Мышечная ткань была надорвана и кое-где отделилась, но СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница, поскольку она играла только роль камуфляжа и двигательную функцию не выполняла, Терминатор просто запихнул ее в рану и зашил, не обращая большого внимания на эстетическую сторону операции.
В новой футболке, кожаных перчатках, с поднятым воротником черной кожаной куртки киборг выглядел почти нормально, разве что казался чуть бледным и изможденным.
Затем Терминатор энергично взялся обзванивать все полицейские участки Лос-Анджелеса по алфавиту и, наконец, дозвонился до отдела защиты граждан.
Что ж, пора действовать. Мишень готова и ждет. Терминатор сбросил перепачканный матрац на пол и собрал все инструменты, необходимые для выполнения задачи: автоматическую винтовку СПАС-12, штурмовое орудие АР-180 калибра СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница 5,56 миллиметров, работающее и в автоматическом режиме, и пистолет 38-го калибра. Все самое необходимое.
Изящным и четким движением превосходного сервомотора Терминатор поднял оружие и исчез за окном в лос-анджелесской ночи.


documentbaayvhx.html
documentbaazcsf.html
documentbaazkcn.html
documentbaazrmv.html
documentbaazyxd.html
Документ СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ 8 страница